Тропический шторм «Андреа»

Я снова могу вернуться к парусникам и плаванию под парусом. Забавно, но сейчас мы не в плавании. Список работ на нашей яхте требует большого внимания и постоянно растёт. Мы собираемся вытащить её на берег, чтобы провести, положенную по сроку, обработку днища. Сейчас я должен написать пост, которого я давно жду и одновременно боюсь. Я с нетерпением жду ваших комментариев и мнений, но и боюсь их. Я уже разговаривал со многими знакомыми, у которых есть опыт хождения в открытом море, я описал им события, о которых собираюсь написать здесь для того, чтобы узнать ваши предложения и реакции (среди которых были и такие, как: «о чём ты думал?!»). Теперь ваша очередь делиться мнениями.

В этом году, во время нашего путешествия вниз по Береговому каналу, у нас было несколько столкновений с непогодой. О большинстве из них вам уже известно, потому что обычно мы рассказываем о них на нашей странице в Facebook. Я расскажу вам о тропическом шторме «Андреа», из-за которого нам пришлось просидеть 3 дня в Ридвилле, штат Вирджиния. Мы спрятались на надёжной и спокойной якорной стоянке, прямо напротив крабового ресторана. Всё было хорошо, только мы промокли во время наших поездок на берег. В середине октября всё было закрыто, и город затих.

Почти всю неделю дул ветер в 20-25 узлов с северо-востока. В ожидании возможного ослабления шторма, которое бы позволило нам следовать на юг, мы внимательно слушали NOAA (Национальное управление океанических и атмосферных исследований) и постоянно проверяли прогнозы погоды на Passage Weather, Wind Finder и других погодных сайтах, чтобы подготовить план отплытия. Спустя несколько дней, так и не получив хороших новостей, мы решили, что справимся с этой ситуацией. Мы и раньше ходили под парусом в непогоду, а раз уж направление ветра было ССВ, а мы шли на ЮЮЗ, то задача была выполнимой. Будучи в Мексиканском заливе, Мэлоди несколько раз сталкивалась с ветром выше 20 узлов, который сопровождался дождём, молнией, бушующим морем и плохой видимостью. Её мнение таково: «Мы мореплаватели, и единственный способ набраться опыта плавания в сложных погодных условиях – это находиться в море в непогоду». Как дипломированный капитан, я серьёзно отношусь к этому мнению. Безопасность – это основной фактор при принятии решений на яхте «Vacilando». После долгого разговора и продуманного плана на «крайний случай», мы решили высунуться наружу и дойти до Сифорда, штат Вирджиния, прямо у устья реки Йорк. Вход в устье располагается на юго-западе, и этот вариант казался нам выполнимым, учитывая северо-северо-восточный ветер.

В то утро я стоял на носу и думал: «Я должен взять два рифа прямо сейчас, до того, как я подниму якорь». Эта информация должна стать вашим оружием против меня, когда вы будете ругать меня за неправильное решение. Когда вы думаете, что настало время взять рифы, то может быть уже слишком поздно. Позднее я пойму, что это была страшная ошибка. Я выбрал якорь, и мы поплыли мимо впечатляющего ряда дымовых труб – главной характеристики гавани Ридвилля. За нами следовало ещё две лодки, поэтому не я один думал, что северо-северо-восточный ветер в 20-25 узлов был приемлем. Это были маленькая яхта «Stone Horse 23» и большая яхта «Pilothouse», которую я не очень хорошо разглядел и поэтому не могу сказать вам её модель. Пройдя последние знаки на входе в бухту, мы шли с включенным мотором и отступили от нашего курса. Я развернул около 40% от 110% стакселя на механизме закрутки, и лодка двигалась под углом 100-120° по направлению ветра. Волнение в левой раковине являлось причиной отклонения от курса, но мы контролировали яхту и двигались с постоянной скоростью 6-7 узлов. Я оставил двигатель включенным на случай, если у нас возникнут проблемы, и нужно будет взять на себя рулевое управление. Яхта «Stone Horse» шла позади с поднятым стакселем, а «Pilothouse» взяла два рифа на гроте. Не уверен, был ли у кого-то из них включен двигатель.

Такая комбинация прекрасно работала весь день. Мы немного перекатывались на волнах, и я жалел (и ругал себя), что не взял два рифа на гроте и не поднял его вместо того, чтобы закручивать стаксель. Ветер начал усиливаться и к тому времени, как мы дошли до маяка «Wolf Trap», ветер поднялся до стабильных 35 узлов и продолжал усиливаться. Вода поднялась на 10-12 футов на тот момент, но я не специалист в этом деле и поэтому обычно даю консервативную оценку. Ветер двинулся на север, поэтому моё решение направиться на ЮЮЗ — перестало быть хорошей идеей. Таким образом, лодка встала бы боком к волне, а попытка остановиться в ненадёжном Хорн Харборе была бы неосуществима.

Мне было страшно всего 2 раза за всю жизнь. Оба раза произошли в тот самый день с интервалом в 20 минут. Когда волна разбивается о кокпит и ударяет вам в затылок, то это ужасно пугает, если не сказать больше. Мэлоди была внизу всё это время и работала: звонила по телефону, вела переговоры. Она понятия не имела, что происходило наверху, пока не высунулась наружу. Я до сих пор не знаю, как она могла спокойно работать внизу. Она почувствовала, что ветер усилился и море бушует, и была поражена, когда поднялась на кокпит.

Эта фотография была сделана в другой день, но здесь изображена наша лодка во время шторма, и в тот день она выглядела почти так же, как на фото, но без поднятого грота

Я хотел зарифить парус, несмотря на то, что было слишком поздно, но Мэлоди не соглашалась на то, чтобы я выходил на палубу, потому что она никогда не управляла яхтой при таком сильном ветре и волнах. Я не хотел ругаться или спорить с ней, но я должен был выйти наружу и зарифить парус. Разглядеть и обойти маяк «Wolf Trap» по правому борту — было неприятной задачей, потому что волны подталкивали нас прямо на него, а от моего закрученного стакселя толку было мало. Включенный мотор компенсировал моё неверное решение, и я пытался добиться нужного эффекта от яхты, что можно было бы сделать с правильно выбранными парусами. Мы почти всё время молчали, пока проходили мимо маяка «Wolf Trap», а потом направились к реке Йорк. Сами, того не желая, мы сделали поворот фордевинд.

Волны за кормой качали яхту так, что произошло задувание стакселя, и несколько раз мы делали неконтролируемый поворот фордевинд. Я уже думал, что мы можем потерять вооружение. Я жалел, что у меня не было точных записей компасного курса и точных направлений ветра. Я знал, что мы должны были найти очень узкий канал на входе у реки Йорк, а к западу от этого канала глубина воды была 3 фута. У меня было мало вариантов, сначала ситуация ухудшается, чтобы потом пойти на лад. Видимость была около четверти мили, и шёл сильный ливень. Обычно я рад дождю, потому что он помогает морю успокоиться. Но не сегодня, когда мы были на мелководье.

В такой ситуации стаксель невозможно было контролировать, поэтому я закрутил его полностью. В тот момент мы чувствовали себя, как если бы мы играли в русскую рулетку. С включённым мотором модели «Universal 1984» и волнами с траверза, я шёл около 30 минут, пытаясь найти ориентировочный знак канала. Нас сильно качало и бросало каждую минуту, и не успел я оглянуться, как увидел на приборах постоянные порывы ветра в 43 узла. Я перестал смотреть на приборы и старался не показывать страх и волнение, так как Мэлоди теперь была в кокпите. Я постоянно смотрел в бинокль, пытаясь увидеть нужный нам знак. Картплоттер был включен, но это что-то вроде мультфильма о том, где вы находитесь. Я волновался, будет ли красный знак по нашему правому борту, как и положено, или нас отнесло так далеко, что мы были вдали даже от зелёного знака. Скажу только, что мы всё-таки увидели красный знак, и он был там, где ему и положено быть.

Мы вошли в канал, и даже на якорной стоянке ветер дул с силой 25 узлов. Мы провели в Сифорде несколько дней, нас прекрасно приняли в местном яхт-клубе, где мы много раз смеялись над нашим путешествием. Достаточно было забитого топливного фильтра или поломки двигателя, что случается достаточно часто, и нас бы выбросило на скалы. Если бы я добрался до грота и зарифил его, что должно было быть сделано задолго до этого, мы бы оказались во власти невероятно высоких Чесапикских волн. Боюсь, что тогда я бы рассказывал совсем другую историю. Скажу только, что наша яхта «CAL 35» непритязательное судно. Мы часто сталкивались со сложными погодными условиями, наша яхта – это отличный маленький корабль.

Теперь, спустя несколько месяцев, я рассказываю эту историю на всеобщее обсуждение. Как я уже сказал, я говорил с людьми, они подтвердили то, что в глубине души я и так знал. Я обещал написать об этом, рассказав всё как есть. Поэтому не стесняйтесь критиковать мои решения.

Источник: Vacilando

published on mirputeshestvij.ru according to the materials cameralabs.org