Заставить написать этот пост меня заставила дикая травля, которую я наблюдаю в СМИ в отношении приемного отца из Ленинградской области, который якобы совратил девять приемных пацанов.

Написать эту статью меня также заставляет опасение, что подобных историй будет еще множество, пока следователи и журналисты наконец не вспомнят о таком понятии как «презумпция невиновности» и не поймут, что дети, взятые из детских домов, особенно в подрощенном возрасте — зачастую вовсе не «бедные сиротки» и не белые ромашки, а люди, в которых казенное воспитание не взрастило ничего человеческого — ни благодарности, ни сочувствия, ни стыда, ни совести. Зато самомнение, лень, уверенность, что им все должны и безудержное манипулирование окружающими, наплевательство на все нормы морали — эти качества у них развиты отменно.
И если обычным домашним детям, не свойственно врать о совершенном над ними насилии, то слова детдомовских ни в коем случае нельзя принимать на веру, пока не доказано обратное.

Речь идет о Георгии Т. из Всеволжска. На днях его арестовали, потому что один из детей стал рассказывать о том, что приемный папа совершал с ним развратные действия.

Я не знаю, виноват он или нет. Но знаю, что вина его сейчас не доказана, из улик — только показания детей, а показания «детдомовцев» — не тот аргумент, из-за которого человека можно считать виноватым. Тем более, если за этого человека горой стоят все, кто его знал лично.
Поэтому меня жутко коробит от той истерии, которую я вижу в СМИ в стиле «кастрировать его! Убить!!! Посадить пожизненно!!!»

Пишу я это, опираясь на опыт нашей собственной семьи. Тот, который я описывала под двумя замками в своём ЖЖ — очень немногие имеют доступ к этим записям. Детдомовские дети МОГУТ врать о насилии! Самое страшное, что даже если этих детей вывести на чистую воду — они не будут испытывать раскаяние. Только досаду на то, что вранье не прокатило, не помогло достичь желаемой цели. Потом, лет черед … дцать, может, они что-то и поймут, и им будет стыдно. Но сейчас их словам верить нельзя. И показывать, что вы их жалеете — нельзя, даже если они и в самом деле пострадали. Можно оказывать им помощь, но если вы посторонний — нельзя показывать, что эта ситуация вызвала вашу жалость. Ибо жалость заставляет этих детей увидеть в вас слабака. И с этого момента объектом их манипуляций станете вы сами. И плевать они хотели на тех, кто по их оговору загремел в СИЗО, и кому грозит до 20 лет тюрьмы. Впрочем, эти дети сами сказали, что считали происходящее нормой, поэтому о душевной травме говорить глупо. Они получили ее гораздо раньше — тогда, когда научились считать нормой детский секс и вероятный оговор того, кто о тебе заботится.

Верю я этому человеку не только потому, что столкнулась с безудержным детдомовским враньем.
Сами действия этого человека говорят о том, что будь он педофилом — реализовывать свои наклонности ему было бы очень проблематично. Ибо если ты совершаешь противозаконные действия с ребенком — зачем тебе набирать их так много? Ведь когда их много — больше шансов, что скрываемое за воротами коттеджа выльется наружу.

Зачем возвращать «изнасилованного» ребенка в детдом, зная что там, без твоего контроля, ребенок скорее всего заговорит и расскажет, что с ним происходило? Логически рассуждая — надо этого ребенка держать как можно дольше у себя, изолировать от окружающих. Но мужик, суда по рассказам соседей, был открытым, ни от кого не прятался.
Но вот то, что к детям требовательным был — это признают все. Он много детям давал, но и много требовал. А любой усыновитель, поимевший дело с 10-летним детдомовцем, в курсе, насколько эти дети не приучены хотя бы к минимальной ответственности. Так что мотив для оговора родителя у них был, и неслабый — заставить его отстать с требованиями и оставить им только плюшки.

У меня нет возможности предложить свою поддержку этому отцу напрямую — я не вижу его ни в одной из соцсетей, что, в общем-то, неудивительно, учитывая истерику вокруг его имени. Но если мой пост каким-либо образом до него дойдет, и если единственное основание для обвинения — показания детей, то ему следует знать, что я готова привезти в суд пакет документов, доказывающих, как сильно могут заблуждаться психологи, увидевшие у детдомовского ребенка «признаки посттравматического расстройства, связанного с пережитым насилием». И даже психолого-вокалографическая экспертиза видеозаписи следственных действий может не усмотреть в показаниях ребенка признаков утаивания информации. Зато найти их в показаниях парней, Которые в итоге оказались невиновными.
ГОД описываемое мной дите водило за нос следствие. И пока следаки не дорылись до чисто физических доказательств того, что даже год спустя после «неоднократного группового изнасилования» это дите было чистым и непорочным аки горлица, пока мама этого ребенка не предложила этому ребенку пройти проверку на полиграфе — оно упорно стояло на своем, хотя прекрасно знало, что будет тем, кого оно оговорило.

Вы понимаете, да? Тот случай, которому я была свидетелем — доказательство того, как талантливо могут врать детдомовские дети, что ни один из «икспердов» не усомнится в их словах. Довести себя до истерики, показать, что они «глубоко травмированы случившимся» для них — раз плюнуть.
Поэтому, даже если речь идет о «цветах жизни», о презумпции невиновности забывать никак нельзя.

Автор: Короткова

published on mirputeshestvij.ru according to the materials ollako.livejournal.com