Черногория. Покорение ветра. День 7 и 8

Сегодня 9 мая! День Победы! Мы в бухте Бигова у причала. Решили возвращаться в Бока Которский залив для отработки под парусами навыков спасения человека, упавшего за борт. Погода хорошая, ветра практически нет, но в заливе, как в аэродинамической трубе, ветер обязательно будет.

Под двигателем покидаем гостеприимную Бигову, наш курс лежит на север. Я сегодня дежурю на камбузе. Раз сегодня День Победы, значит и меню должно быть соответствующим. Поэтому на завтрак – солдатская каша, на обед – суп из каши, которую не доели на завтрак, на ужин – макароны по-флотски. Мы же все-таки моряки!

К сожалению, признаков праздника здесь, в Черногории, не наблюдается. Все-таки 70 лет Победы, но нет ни флагов, ни всенародного ликования. Об участии черногорцев в войне есть противоречивые сведения. Если судить по истории Югославии, частью которой была Черногория, то, как пишут историки, Югославия накануне войны занимала резкую антисоветскую позицию. И признала она СССР последним из всех славянских и балканских государств только летом 1940-го года. Правда не последнюю роль в этом сыграли русские эмигранты: в Югославии находился российский общевоинский союз генерала Врангеля. Югославия присоединилась к тройственному пакту Германия – Италия — Япония. Правда не все было там так просто. Кому интересны подробности, рекомендую подробную статью на эту тему . Короче говоря, историки утверждают, что в частях СС служило около 2-х тысяч сербов, были в СС и хорваты, и боснийцы, наверно были и черногорцы, хотя, кто в те времена отличал серба от черногорца? Участвовали народы Югославии в военных действиях и на восточном фронте. Например, югославские части были под Сталинградом, были в Крыму.

Это — с одной стороны. А с другой, осенью 1941 г. в Черногории создается Народно-освободительный партизанский отряд из 3700 человек. Этот отряд стал самым большим, из действующих на территории Югославии. В ноябре 1943 г. при участии компартии Югославии было создано Краевое антифашистское вече, которое в июле 1944 г. превратилось в Антифашистскую скупщину, а в апреле 1945 г. в Народную скупщину Черногории. Фактически с 1944 по 1945 гг. страна находилась под контролем партизан. Историки признают, что Югославия оказалась единственной страной, которая была освобождена своими силами.
Общие потери Черногории во Второй Мировой Войне составили 40 446 человеческих жизней. При том, что численность населения всей составляла примерно 500 тысяч человек. И все же, у меня сложилось впечатление, что в Черногории не отмечают День Победы. Совсем. Никак.

Наши ожидания относительно ветра полностью оправдались. Ветер есть и достаточно свежий. Зашли в Херсинговскую бухту, поставили паруса, начали тренировку.

Пока мои коллеги, тренировались с парусами, да с таким креном, что в иллюминаторы можно было рыбок наблюдать, я кашеварил, а заодно нес радиовахту на 16-м канале УКВ.

Радио Дубровника передавало предупреждение о приближении грозового фронта. И действительно, на горизонте со стороны Херсег Нови действительно нарисовалась черная туча. Не прошло и двух часов, как стало заметно холодать, ветер стал крепчать, небо закрылось тучами, стал накрапывать дождик.

Чтобы не искушать судьбу, спустили паруса, запустили двигатель и начали движение в Тиватскую бухту в марину Porto Montenegro.

А ветер тем временем все крепчал. Засвистело в вантах, временами шел дождь, заметно раскачало. Удерживать яхту на курсе становилось все труднее. Волной стало заливать кокпит, и экипаж стал облачаться в непромокаемые куртки. Я по-прежнему за штурвалом. Пытаюсь разглядеть входные молы Porto Montenegro через стену дождя. Ветер северо-восточный, примерно метров 12-15 в секунду. Несмотря на то, что мы в бухте, волнение до 2-х метров.

По мере приближения к марине у меня все тревожнее становится на сердце. Как я буду швартоваться в узкой марине при таком шквалистом ветре? Если ситуация не изменится, нужно уходить за остров, становиться на якорь и пережидать непогоду.

Своими сомнениями поделился с капитаном, он решил, что ближе к берегу, в марине ветер будет слабее, поэтому идем дальше, а там посмотрим.

Предположения капитана оказались верными, на подходах к гавани ветер заметно ослабел, что придало оптимизма.

Швартовались против ветра, что для данных условий было единственным возможным вариантом безопасной швартовки. В итоге все прошло хорошо. Привязались, отметили День Победы и первый шторм фронтовыми 100 граммами, немного поискали немцев, чтобы поздравить их с праздником, правда безуспешно, сходили в гости к соотечественникам.

Короче, праздник удался. Т.к. весь день я был очень занят сначала на камбузе, потом за штурвалом, поэтому заснять шторм не удалось. Фотографий этого дня у меня не оказалось.

Утро следующего дня напомнило о себе уже привычным свистом ветра в вантах. Дует очень свежий норд-ост – знаменитая местная бора.

Уже привычно звучит команда «Баковым на бак, ютовым – в кабак. По местам стоять…» Вышли из марины, ставим паруса. Так как ветер свежий, нужно уменьшить площадь парусов – взять рифы. На нашей яхте оба паруса на закрутке, поэтому взятие рифов сводится к тому, что мы не полностью разматываем скрученные паруса. Поставили зарифленные паруса, начали движение. Но счастье длилось не долго. Под нагрузкой сломалась закрутка стакселя. И практически одновременно, не выдержав порывов ветра, вылетел из крепления блок на каретке стаксель-шкота.

Срочно спускаем стаксель, затем и грот. С такими парусами в такой ветер ходить нельзя. Вынуждены запускать двигатель и идти обратно в Тиват на ремонт. А тут еще обнаружилось, что у нас опять закончился газ (ну сколько можно!).

Пока снабженцы отправились за газом, пытаемся починить закрутку и найти вылетевший болт крепления блока шкота. Через несколько часов упорных трудов стопор закрутки стакселя установлен на место, а сервисмен из марины обещал принести болт для крепления отлетевшей каретки. Жизнь потихоньку налаживается, тем более, что дождя больше нет, тучки разбежались, выглянуло солнце.

Наконец ремонт позади, хотя для себя мы сделали вывод, что стаксель рифить нельзя, иначе закрутка снова не выдержит нагрузки.

Поэтому ставим зарифленый грот и полный стаксель и идем в Ризанскую бухту, лавируя против очень даже свежего норд-оста через узкий пролив Пролаз Вериг.

Парусность явно избыточная, поэтому, чтобы не черпать бортами приходится приводиться круто к ветру, чтобы уменьшить крен. При этом штурвал норовит вырваться из рук, т.к. стаксель без рифов, и яхту уваливает. Уже руки устали бороться со штурвалом и ловить момент, когда стаксель практически полощет, но в то же время мы еще не в левентике. Чуть больше увалишься и вот уже в иллюминаторы видно рыб, а все, что плохо закреплено в каюте, с грохотом летит на противоположный борт.

Пролив узкий, ходят паромы, а мы тут боремся с ветром, вынуждены крутить повороты практически вплотную к берегам пролива. Как потом признался капитан, этот переход был для него самым нервным. Но мы справились.

В Ризанской бухте ветер чуть стих, поэтому оставшийся день мы провели в хождении под парусами, а затем в тренировках по подходу к бую и причалу на полигоне.

На ночь решили встать к причалу города Ризан, в самой глубине одноименного залива.

Сейчас Ризан — маленький городок, на описание которого большинство путеводителей выделяет только пару абзацев. А некогда он был одним из самых богатых городов побережья. Зажиточные римляне строили здесь свои виллы. Ризан чеканил собственные монеты. У города был даже свой бог, защитник и покровитель по имени Медаур. А еще Ризан был главной крепостью и последним прибежищем пиратской царицы Теуты. Остались только развалины ее дворца и легенда, которая до сих пор будоражит искателей приключений.

published on mirputeshestvij.ru according to the materials cameralabs.org