Черногория. Покорение ветра. День 8 и 9

На ночь решили встать к причалу города Ризан, в самой глубине одноименного залива.
Сейчас Ризан — маленький городок, на описание которого большинство путеводителей выделяет только пару абзацев. А некогда он был одним из самых богатых городов побережья. Зажиточные римляне строили здесь свои виллы. Ризан чеканил собственные монеты. У города был даже свой бог, защитник и покровитель по имени Медаур. А еще Ризан был главной крепостью и последним прибежищем пиратской царицы Теуты. Остались только развалины ее дворца и легенда, которая до сих пор будоражит искателей приключений.

Итак, жила-была в 3 веке до нашей эры царица Теута. Ее муж, царь Иллирии Агрон, вернувшись как-то из похода с богатой добычей, решил отметить это дело. Возлияния и чревоугодие продолжались несколько дней, Агрон незаметно для себя подхватил легочную инфекцию и умер. Осталась Теута вдовой с пасынком на руках.

Нрава, судя по ее делам, Теута была решительного, даже хулиганистого. Она не только поощряла в своих землях развитие ремесел, торговли, мореплавания вообще и пиратства в частности, но и сама порой возглавляла грабительские походы. Римский историк Полибий рассказал об одной такой военной кампании. Отряд мужчин и женщин с Теутой во главе собрался как-то у ворот албанского города Эпидамноса. Громко вопили подданные царицы о том, что умирают от жажды, потрясая пустыми кувшинами. Горожане пожалели их и открыли ворота. А в сосудах-то были мечи! Жители Эпидамноса, хоть и легковерные, отбиться от непрошенных гостей сумели. Тот поход оказался для Теуты неудачным, но были и другие, успешные.

Правила Теута только четыре года, но при ней Иллирийское государство быстро богатело. Иллирийские пираты нападали на суда не только в Адриатическом, но уже и в Ионическом море. Стала Теута сильно мешать соседям, и пожаловались они Риму. А Рим и сам не прочь был получить хороший кусок пирога в виде городов побережья. К тому же пираты начали покушаться на святое — на торговые корабли Римской империи. Правда, поначалу дело пытались разрешить мирно. К Теуте для переговоров отправились римские послы, как пишут историки, «сладкоречивые» братья Корунканиусы. Старший, Гай, донес до Теуты официальную точку зрения: надо, мол, приструнить пиратов. На это царица отвечала, что пиратство — законный вид предпринимательства в Иллирии и мешать ему она не будет. Младший брат, Люциус, характера был пылкого, потому не сдержался: если в Иллирии такие плохие законы, их придется исправить по римскому подобию. Ничего не ответила послам царица, но простить такое не смогла и приказала убить посла. На обратном пути в Рим Люциус был заколот.

200 военных судов и 20-тысячное войско бросил Рим против Иллирии. Флот Теуты был практически уничтожен. Царица с подданными укрылась в крепости города Ризан. Осада продолжалась около года, а тут еще губернатор Димитриус вступил в соглашение с римлянами. Теуте пришлось пойти на позорный для себя договор: Риму отошли все города, кроме Ризана, Иллирия обложена огромной данью, а в море могли выходить только торговые суда без оружия на борту.

Не смогла Теута пережить такое унижение и покончила с собой. По одной легенде, она бросилась в море со скалы. По другой, бросилась в ущелье горы Орьен, где в подземном озере были спрятаны награбленные сокровища. Царский дворец разрушили и затопили.
По преданию, перед смертью Теута прокляла Ризан, объявив, что не будет здесь порта никогда.

До сих пор после сильных дождей жители Рисана находят в размытой земле иллирийские монеты, старинные украшения, вазы. Пиратские сокровища Теуты ведь так и не были найдены. Многие, в надежде на то, что в каждой сказке есть доля сказки, пытаются отыскать клад. Почему-то больше всех в легенду верят жители Польши. Польская археологическая организация занимается раскопками на руинах дворца. Есть энтузиасты, которые ищут сокровища даже на морском дне. Поначалу жители Ризана пугались, а теперь привыкли к тому, что по ночам, особенно в межсезонье, из воды выходят люди в черном с фонариком во лбу.

Центр цивилизации» Ризана находится на городской площади и нескольких улицах вокруг нее. Площадь старинная, маленькая, здесь по воскресеньям работает рыночек. Фермеры привозят фрукты-овощи, пршут, оливки, приготовленные десятками способов, домашний сыр и каймак. Конечно, продают не только выращенное своими руками. Как и у нас, есть перекупщики. Здесь же несколько ресторанчиков и магазинчиков с приличными вещичками — сказывается близость Италии. Магазинчик, рыночек — все уменьшительно-ласкательное, потому как действительно очень небольшое: ресторан — пять-семь столов, рынок — десятка полтора прилавков.

Здесь вывешивают сообщения об умерших и месте проведения панихиды. «На 82 году жизни скончался Никола Огненович. Прощание состоится в церкви св. Анны …августа в … часов. Скорбящие родные». Судя по тому, что церкви в объявлениях упоминаются разные, сообщают о жителях не только Ризана, но и других городов Которского муниципалитета.

А церковь в Ризане одна — святых Петра и Павла. Каждые полчаса звонят колокола. Перезвоны настолько естественны для тихого городка, что воспринимаются как неотъемлемая часть его атмосферы.

Около церкви — городской парк: здесь памятник жителям, погибшим во время второй мировой войны, качели-карусели для маленьких, скамейки для сиесты.

Отовсюду в Ризане видно сооружение времен социалистического содружества — трехзвездная гостиница «Теута». Рассказывают, что спортсмены из СССР тренировались здесь в перерывах между соревнованиями. Сейчас территория вокруг гостиницы являет собой унылое зрелище: футбольное поле и теннисный корт заросли травой, бассейн стоит осушенный.

На окраине Ризана прямо на берегу залива расположен монастырь Баня (Banja). Такое чуднОе название связано с тем, что когда-то на этом месте были римские термы. В свое время их разрушило землетрясением, а на месте бань построили сначала церковь, а потом монастырь. Сейчас монастырь женский, в обители проживает 8 монахинь, две из них русские.

Ночь спустилась быстро и незаметно. Мы все беспокоились за сохранность подвесного двигателя, что был закреплен на комовом релинге. Но он никого не заинтересовал, хотя снять его прямо с пирса не составило бы труда.

Утром опять, в который раз, обнаружили, что в баллоне нет газа. Судя по всему, в прошлый раз его не заправили. Поэтому завтрак будет сухим пайком, т.к. даже чай вскипятить не на чем: газа нет, а у причала Ризана нет ни электричества, ни воды. Бортовых аккумуляторов едва ли хватит на то, чтобы даже просто слегка подогреть чайник.

Пока ждали наших коллег с сухим пайком, совершили небольшую вылазку на берег, посетили православный храм, который, на удивление, в столь ранний час был открыт, поставили свечки за здравие, полюбовались из-за стекла на знаменитые римские мозаики II века и приняли решение следовать в Котор за газом.

Никуда не торопясь, по-черногорски, отошли, подняли стаксель и пошли под одним передним парусом в сторону Котора. Ветер крутит, то с одной стороны зайдет, то с другой, то ослабеет, то вновь усилится. Короче, одна морока. Наконец, на траверзе Пераста нам эта игра с ветром надоела, убрали парус, запустили двигатель.

И это было правильно, т.к. не прошло и получаса, как налетел свирепый шквалистый ветер. Был бы у нас исправен анемометр, наверняка показал бы около 20 м/с. Навстречу попалась яхточка под штормовым стакселем и триселем. Совсем малюсенькие штормовые паруса несли ее с огромной скоростью. Думаю, что наши паруса, которые как следует зарифить невозможно, в считанные секунды при таком ветре превратились в лоскуты.

Подходим к Которской марине, ветер навальный, предстоит экстремальная швартовка. С большим трудом удалось ошвартоваться. Зато навсегда в память врезался тезис о том, как опасен навальный ветер.

Стресс решили снять на берегу, отправившись обедать в ресторан в старом городе.
После обеда, заправив газовый баллон и залившись водой, снялись со швартовых и под двигателем двинулись в Тиват. Все больше и больше нас начинает беспокоить состояние двигателя. Что-то он все больше и больше дымит. Как бы не отказал в самый не подходящий момент.

На подходах к Тивату ветер ослаб, поэтому решили поставить паруса и до самого вечера упражнялись с Бараком Обамой – так мы прозвали кранец, изображавший человека за бортом. В общем, Барашка Обамка был спасен, а мы с чувством выполненного долга ошвартовались в Porto Montenegro, где нас вечером ожидал парад старинных автомобилей, а уже ближе к полуночи – роскошный ужин в ресторане, организованный нашими юными коллегами.

published on mirputeshestvij.ru according to the materials cameralabs.org