Финский залив. От Стирсуддена до Высоцка

Неожиданное балтийское солнце пробилось сквозь тучи и стекло люка в каюте, заставив проснуться раньше подъема. Мерно тарахтит дизель, совсем не качает. Значит, ветра нет. До вахты еще час. Мы входим в Бъекрзундский пролив…

Ветер все-таки есть, только он, в соответствие со всеми законами Мёрфи, дует нам прямо в морду. Причем, наш курс постепенно меняется к северу, следуя изгибу береговой черты, и ветер, следуя тем же законам поворачивает к северу. Короче, куда не сверни, ветер будет дуть в лицо.

Мы идем с существенным опережением графика, поэтому решаем поразвлечься, и пройти Бъёркзунд в лавировку. И вот уже, как раз к моей вахте, двигатель молчит, паруса поставлены, а впереди – самая узкая часть пролива. По правому борту уже виднеются резервуары и нефтяные причалы порта Приморск.

Кстати говоря, я и не знал, что оказывается, в Приморске заканчивается Балтийская трубопроводная система – нефтепровод, соединяющий месторождения Западной Сибири, Урала и Печорского бассейна. А сам порт предназначен для обслуживания самых больших судов, которые только способны пройти Датскими проливами в Балтийское море – супертанкеров длинной до 307 метров и осадкой до 15,5 метров.

А вот на горизонте нарисовалось и одно из подобных судов. Честно говоря, я не думал, что здесь такое интенсивное движение этих великанов. Как-то не верилось, что в такой глуши, вдали от широких фарватеров и крупных портов, как за хлебом в булочную, выстраиваются большие и очень большие танкеры.

Пока этот монстр далеко, волноваться нечего, но, учитывая, как мы идем в лавировку, рано или поздно придется с ним расходиться.

Законы Мёрфи вездесущи. Стоило нам только сделать очередной поворот от берега в сторону фарватера, как это чудо современного судостроения оказался слева по борту. Рядом с ним тусуется буксир, для безопасности. В эфире идет радиообмен с оператором системы управления движением Приморска. Короче, все при деле, кроме нас, совсем не вовремя праздношатающихся в этих водах.

Что ж, не хочется создавать проблемы коллегам, поэтому, на правой кромке фарватера крутим поворот и ложимся на галс в сторону берега с расчетом на то, что эта махина успеет пройти, пока мы будем двигаться к берегу и обратно.

Несмотря на то, что согласно МППСС мы, как парусное судно, должны иметь преимущество, здесь это правило не работает. Мы обязаны не мешать судам, следующим по фарватеру.

Честно говоря, я рассчитывал, что танкер идет побыстрее, и пересечет наш курс раньше, чем мы подойдем к кромке на следующем галсе. Но танкер явно не торопится и, судя по всему, планирует становиться к причалу. Об этом свидетельствует диалог в эфире, а также второй буксир, встречающий гостя.

Мы снова лежим на галсе в сторону фарватера. Пеленг на танкер не меняется, дистанция сокращается. Как не хотелось терять высоту, приходится уваливаться под корму и пропускать нефтяника. А он, тем временем, плавно сходит с оси канала и медленно двигается в сторону причалов.

Не пройдет и получаса, как, с помощью двух буксиров, эта махина замрет у терминала, готовая принять в свои танки десятки тысяч тон черного золота из российских недр. Но это уже случится у нас за кормой, а у меня новая задача – навигация.

Дело в том, что Бъеркзундский пролив изобилует камнями и мелями, опасными даже для нашей яхты с осадкой 2.4м. И, в этой акватории отсутствует часть знаков, ограждающих опасности и нанесенных на карту, наверно, чтобы враги не догадались. Поэтому каждый галс приходится очень тщательно прикидывать по карте с детальным анализом глубин и препятствий меняя масштаб изображения в «iSailor» в очень широких пределах. А еще хочется максимально продвинуться по генеральному курсу, поэтому рассчитываю повороты таким образом, чтобы каждый галс был максимально эффективным и вел нас к цели. Навигатор пишет наш трек, получается такая зубастая пила с зубцами точно попадающими между островами и мелями.

Что тут сказать – ювелирная качественная работа. Некоторые на борту сомневались, что получится вписаться, но мастерство не пропьешь!

Жаль только, что со всеми этими расчетами и маневрами самому подержаться за руль практически не получилось: пришлось выбирать – либо штурманить, либо рулить.

Ну да ладно. А тем временем, порт остается далеко за кормой. Там уже подошел еще один танкер, который, очевидно, также планирует ошвартоваться. Справа на траверзе сам город Приморск, скрытый за густой листвой деревьев. О его присутствии свидетельствуют только несколько домов и шпиль местной кирхи. Это лютеранский храм Святой Марии Магдалины. Кстати говоря, я и не знал, что раньше, до 1948 года Приморск назывался Коивисто (береза по-фински), а до этого Березовое, Березовское, Бьёрке – все по названию близлежащих Березовых островов. А сам населенный пункт упоминается в Новгородских летописях, в описании событий 1268 года.

На траверзе — бухта Приморска с застывшими у причала судами размагничивания.

Выходим из пролива на оперативный простор. Впереди — поворот вокруг маяка Поворотный к порту Высоцк.

Входные знаки Высоцка безмолвно встречают наше появление. Скоро вечер, конец рабочего дня.

У причалов замерли грозные пограничники. Вдоль пирса с задумчивым видом идет дежурный офицер. У него скоро смена.

Ветер стих совсем, постановка генакера ничуть не ускорила нашего перемещения, поэтому не остается ничего другого, как пустить дизель и уже не полагаясь на капризы погоды лечь на створные знаки Выборгского канала.

Еще каких-то полчаса – час и мы под стенами Выборгской крепости замерли надежно ошвартованные к причальной стенке.

published on mirputeshestvij.ru according to the materials cameralabs.org