Калабрия — Эоловы острова. Часть 2

27 июля

Утром, в пол девятого, позавтракав, снялись с якоря. Идём на Панарею (N38°38′ E15°04′). Решили пройти вдоль западного берега Стромболи, а так как дуло с юго-запада, пришлось обходить под мотором, но на это зрелище солярки было не жалко.

Вулкан Стромболи

Низкие облака скрывали вершину, на чёрном склоне дымились камни, выброшенные недавно из кратера. Оставив позади южную оконечность Стромболи, взяли курс на Панарею. Полный бейдевинд, ветер 15 узлов, скорость 5,5 — 6 узлов, совсем не плохо. Навстречу прошла бригантина под полными парусами. Красиво.

Примерно в полдень прошли через якорную стоянку у городка Сан Пьетро, показавшуюся очень неуютной, хотя три года назад мы стояли именно здесь. Но сейчас дул свежий ветерок, а тогда был штиль. Чуть южнее Сан Пьетро расположена бухта Кала Милаццезе (N38°37,5′ E15°03,7′), там мы и укрылись. Так как лодочка у нас небольшая и осадка маленькая, встали рядом с пляжем, в самой глубине, где было поменьше ветра (глубина 4 метра, песок). Вода в бухте прозрачная. Мы с сестрой надели маски и до посинения ныряли разглядывая разнообразную подводную живность: рыбы, водоросли, анемоны.

На острове Панарея

Пляж здесь довольно оживлённый и до центра городка не очень далеко. Единственно, улицы очень узкие. Местные миниатюрные такси электромобили на них не везде разъезжаются, а местами, даже когда один из них проезжает, пешеходам приходится прятаться по подворотням. Вся тусовка Сан Пьетро собирается в центре. Хотя это не центр а площадь у причала, куда подходят паромы и суда на подводных крыльях, доставляющие толпы туристов. Лето, период отпусков, на островах перманентный праздник. Цены в магазинах и ресторанах совсем негуманные, но вырвавшиеся с работы люди ими не смущаются, прожигая свой короткий, как правило двухнедельный отпуск. Кафе полны, даже днём, вечером там бывает столпотворение. Это всё «туристы», у них мало времени и относительно много денег (кто-то даже берёт кредит на отпуск). Мы же ближе к «путешественникам»: времени побольше, средств поменьше. Вернее они есть, но хочется растянуть их на большее время. Поэтому пиво и мороженное мы взяли в магазине, а не в кафе и употребили сидя на ступеньках.

Возвращаясь назад глядели по сторонам, выискивая, где бы разжиться водой — это вечная проблема на лодке. Особенно теперь, когда нас четверо. При каждом выходе на берег мы старались принести хотя бы пару десятилитровых канистр. Эту воду мы заливали в баки и для питья старались не использовать. Во многих местах, особенно на островах, качество водопроводной воды оставляет желать лучшего. Вот и здесь, на лужайке у местного ресторана был кран с водой. Парень, поливавший траву, без проблем наполнил все наши ёмкости, но предупредил, что эту воду лучше не пить. Её производят на больших промышленных опреснителях в Неаполе и привозят сюда танкерами. С племянником Сашей мы сделали два рейса со всей наличной тарой и хорошо пополнили запас воды.

28 июля

Хорошая стоянка в бухте Милаццезе, уютная, таких на вулканических островах не много. К сожалению, утро для меня началось с операции по извлечению иголок морского ежа из моей пятки. Вчера, ныряя я где-то к нему приложился, но даже не заметил. Пол дня гулял по острову, а к утру иголки дали о себе знать. Их оказалось довольно много и вонзились они глубоко. Я лёг на живот на банке в кокпите, жена вооружилась иголкой и долго ковыряла мою пятку. Процедура была долгая и малоприятная, но в конце-концов все чёрные колючки были извлечены. По этой причине с якоря снялись поздно, в начале двенадцатого, но следующий остров — Салина, совсем рядом. Около трёх часов мы уже снова стояли на якоре у отвесного скалистого берега, чуть севернее городка Санта Марина и южнее мыса Капо дель Фаро. Вообще то мы сюда подошли потому, что увидели лодки стоящие на якорях. Ближе к вечеру они почти все ушли, только в полумиле от нас остался большой катамаран, странного вида. Похоже, самоделка. Погода стояла очень тихая, даже здесь, на открытом рейде почти не качало. Марина затеяла блины и напекла целую стопку. Пока покушали, солнце начало клониться к горизонту, и мы заторопились на берег, пока ещё светло.

Тузик бросили прямо на галечном пляже, и с пол километра ковыляли по этой самой гальке до городка. По пути встретили группу каякеров. Они уже вытащили лодки на берег и, кажется, устраивались на ночлег. Когда-то и мы с Мариной увлекались каяками и байдарками и не мало километров отмахали вёслами по Волге, Байкалу, Белому морю и разнообразным речкам и озёрам. Это был своеобразный экстрим с мокрыми задами. Теперь мы постарели , комфорта хочется. Вон, уже своя лодка начинает казаться тесноватой. В городе женщины останавливались у каждого магазина, и я как то оторвался от них. Заметив, что остался в одиночестве, присел на лавочку. Напротив, в открытой двери дома стоял старик. Он был голый по пояс, ужасно худой, сморщенная кожа висела как на вешалке, но глаза очень живые. В это же время мимо проходила пара: ухоженные старички. Бабуля вела под ручку своего спутника. Чистенько, опрятно одетый дедушка шёл на прямых ногах, микроскопическими шагами, устремив в никуда совершенно пустой взгляд, словно зомби. Когда они прошли, дед из двери напротив присел рядом на лавку, закурил, вздохнул и изрёк:

— Ммм… даа… Думал, что я плох. Бывает и хуже…

Возразить было трудно. Я вдруг почувствовал, что сам ещё довольно молод и здоров.

Как и во всех подобных городках, здесь все дороги вели к порту — центру городской жизни. Порт, площадь, церковь. На площади что-то затевалось. У набережной расставляли и накрывали столы. Марина направилась прямиком туда и вернулась с бутербродами с колбасой, сказала, дают бесплатно. Она, видимо, нюхом чувствует халяву. Я, хоть и помог съесть бутерброды, но сам брать не стал, постеснялся. Из висящих вокруг плакатов я понял, что это благотворительное мероприятие, а раз так, видимо ожидаются пожертвования. Жертвовать не хотелось, поэтому и халявой пользоваться было не ловко. Марина на это заметила, что толпа карабинеров, толкущихся у столов, не очень похожа на сборище меценатов. Мы купили кое-каких продуктов в одном из магазинов. На лодке заканчивалась и питьевая вода, но тащить в такую даль тяжеленные упаковки не хотелось. Оказалось, этот крохотный магазинчик обеспечивает доставку на дом, и совершенно бесплатно. Используя момент, купили сразу пять упаковок. Так как адреса у нас не было, договорились что воду доставят на пляж. Чтобы показать куда именно, я поехал вместе с хозяином на грузовом мотороллере. Как то мы поместились в его крохотной кабинке. Доставка, конечно, получилась частичная. Так как дальше дороги не было, мне пришлось идти по гальке за оставленным тузиком, потом грести на нём до пляжа, где Саня остался стеречь покупки, потом грести к лодке, сгружать всё, и потом ещё перевозить на борт ожидающую на берегу, в уже наступившей темноте команду.

29 июля

Спал я на банке в кокпите, пока не начало припекать. Проснулся и бухнулся за борт в прозрачную воду. Почистил зубы, сидя на рубке, под не жарким пока ещё солнцем, позавтракал кофе с молоком. Хорошо! В 10 часов снялись с якоря. Дуло как раз оттуда, куда нам надо. Остров Липари вот он, рядом. Пошли под мотором. Позади, вдоль берега растянулись цепочкой каяки, те самые, что мы видели вчера на берегу.

Всего через пару часов после выхода, встали под самой горой Монте Роза у городка Каннето, там где заканчивается пляж и начинается обрывистый скалистый берег (6 метров, песок). В городе вдоль всей набережной протянулся оживлённый вещевой рынок, на котором продавали одежду и всякие бесполезные безделушки. Есть и супермаркет, дорогой, как и везде на островах. В разгар лета помидоры и персики стоили 2,5…3 евро. Мы частенько вспоминали прошлогодний рынок в Катанье.

Возвращаясь назад, в одном из самых крайних домов спросили, можно ли будет набрать воды. Сгоняли быстро на лодку за канистрами и пустыми 5 литровыми «ваучерами». Пожилая хозяйка была очень рада помочь. Сказала, что стоящие в бухте яхты украшают пейзаж и придают ему романтическое настроение. Ещё Каннето запомнился тем, что с набережной весь день и всю ночь пуляли фейерверки. Днём издалека огней не было видно, только оглушительные разрывы и облачка дыма в небе. Я так и не понял, там всё лето так развлекаются, или праздник какой был.

30 июля

Следующим утром мы собирались перейти в порт Липари. Он находится в бухте по другую сторону Монте Роза. Однако, пройдя всю бухту по периметру, не нашли места приемлемого чтобы стать на якоре. В основном там стояли большие лодки и глубины много больше 10 метров. Поснимав окрестные пейзажи решили идти дальше на Вулкано. Переход небольшой и удалось пройти его под парусами. По дороге нас обошла большая старинная шхуна под английским флагом. Конечно-же под мотором. Поднимать такие огромные паруса для того чтобы пройти с десяток миль, наверное, не имеет смысла. Обычно, чем лодка меньше, тем чаще она поднимает паруса. Около полудня встали в бухте Порто Леванте. Там было довольно тесно от яхт. Якорь бросили у самой линии буйков, ограждающих пляж, рядом со скалой, отделяющей якорную стоянку от небольшого порта.

Очень сильно пахло сероводородом. Вода была не очень прозрачная, но мы с сестрой сразу взяли маски и поплыли исследовать подводный мир. Там со дна, через толщу воды к поверхности поднимались цепочки пузырьков газа. Чем ближе к берегу, тем их становилось больше. Газ выбивается из отверстий и трещин в камнях, под водой слышно громкое бульканье. Скала, обрывающаяся прямо в воду, с одной стороны покрыта рыхлыми отложениями жёлтого цвета. Удивительно, но не смотря на сильный запах сероводорода, на пляже полно людей.

Кипящая вода острова Вулкано

Пообедав, мы отправились на берег. Тузик оставили на пляже и пошли на вулкан. Марина бурчала, недовольная,что вышли так рано, по самой жаре. Действительно было очень жарко. Оказалось, что подъём на вулкан платный, стоит 3 евро. С нас четверых, значит, 12. Причём касса для взимания денег расположена на тропе довольно высоко. Думаю, это не случайно. Забравшийся сюда уже вряд ли передумает идти наверх.

Дорога к вулкану

Вторая половина подъёма круче. Саша с Инной ушли далеко вперёд, Марина шла очень тяжело, отдыхая у каждого столба с указателем оставшихся до вершины метров.

Про себя тоже не могу сказать, что мне было легко, но, в конце концов, мы всё же до вершины добрались. Кратер, огромная воронка затянутая дымом многочисленных фумарол. Местами по краям жёлтые отложения серы. Сверху хорошо видны бухты Порто Леванте (Восточная), где мы остановились, и Порто Поненте (Западная), разделённые узким перешейком.

Удивительно, но после этого восхождения у Марины ещё остался энтузиазм. Вместо того чтобы, как обычно завалится с книжкой или компьютером, она начала агитировать всех идти в грязевую купальню. Билет туда стоил 2 евро, плюс душ 1 евро. Купальня представляет собой обширную лужу с мутной горячей водой, молочного цвета. Глубина, примерно по колено. Запах сероводорода, к которому мы за день уже достаточно принюхались, там ещё сильнее. Люди сидят в луже, многие мажутся белой грязью, которую черпают со дна. Можно искупаться и в море, возле купальни со дна в нескольких местах сильно бьёт тёплая вода, прямо как в джакузи. Табличка у ступенек ведущих к морю призывает предварительно смыть грязь с тела. Вода там и так довольно мутная.

После этого купания, не смотря на душ и многократные, постоянные омовения в море, мы ещё несколько дней воняли сероводородом. А Марина, в конце концов, выкинула свой купальник. Даже стирка не могла уничтожить запах.

31 июля

С утра пораньше вышли на Сицилию…

Продолжение следует…

Начало рассказа здесь.

Оригинал рассказа опубликован на сайте http://igorkiporouk.webs.com/

Автор рассказа Игорь Кипорук

published on mirputeshestvij.ru according to the materials cameralabs.org