Незаконченная кругосветка. Часть 1

Вместо предисловия

Эти записи о кругосветном путешествии Зигмаса Жилайтиса написал непосредственный участник описываемых событий Евгений Петрович Панченко в своих заметках «Субъективные записки об объективных событиях».  В виде отдельного издания, насколько мне известно, эти записи опубликованы не были, поэтому, исправляя такую историческую несправедливость, я хотел бы представить, пусть и с некоторыми сокращениями, этот увлекательный рассказ.

Евгений Панченко

Субъективные записки об объективных событиях

Предыстория

Нельзя сказать, что события, о которых я собираюсь рассказать, случились для меня неожиданно, как и неверно то, что я долго готовился к ним. Как это часто бывает, стечение тех или иных обстоятельств определяет наши планы и поступки в дальнейшем.

К тому моменту, когда мной принималось решение об участии в очередном этапе кругосветного плавания яхты «Камчатка», последняя находилась на зимней стоянке в порту Севастополь, что, собственно говоря, и стало определяющим для меня фактором. Первоначально Севастополь мало вписывался в маршрут кругосветки… Но обо всем по порядку.

Кругосветное плавание, я полагаю, является мечтой любого человека, более менее освоившего управление парусной яхтой и получающего от этого удовольствие. Что уж говорить о яхтенных капитанах или просто яхтсменах со стажем, у которых за кормой не один десяток тысяч морских миль.

Зигмас Жилайтис

Мечтал об этом и яхтенный капитан Зигмас Жилайтис. И надо сказать вполне не беспочвенно: более сотни тысяч миль под парусом за плечами, а главное яхта, пригодная для такого путешествия, в его распоряжении имелась. Тип «Цетус», название «Камчатка», построенная и спущенная на воду в Польше в мае 1990 года по заказу Камчатского отделения Российского Фонда Мира, на Камчатку яхта пришла в 1991 году, совершив плавание южным маршрутом, посетив порты 13 стран мира. В том же году командование ею принял недавно ушедший в запас капитан 3 ранга Жилайтис. А через некоторое время подобающий повод для кругосветки представился – предстоящее празднование в 2003 году 200-летия начала первой русской кругосветной экспедиции под руководством И.Ф. Крузенштерна и Ю.П. Лисянского. Достойный повод в таком деле очень важен, в первую очередь для привлечения спонсорских средств. Сами понимаете, имея среднестатистическую российскую зарплату, а тем более пенсию, пусть даже военную, трудно скопить деньги на кругосветный вояж.

Яхта типа «Цетус»

И началась подготовка… Старт планировался в августе 1999, однако Зигмас посчитал, что яхта недостаточно подготовлена к столь серьезному плаванию, и выход был отложен на год. 17 июня 2000 года, столь долго ожидаемое событие свершилось, и «Камчатка», отдав швартовы, отвалила от причала.

В январе 2001 года на яхте осталось 2 члена экипажа из четырех камчатцев, начавших кругосветку. Первым борт лодки в Южной Корее покинул боцман и механик Женя Тюлин, а, дойдя до Вьетнама, отправился домой старпом Олег Иванов.

В Японии к нашим путешественникам добавился пятый член экипажа, швейцарский фотохудожник Жан-Франсуа Герри, но и он воспользовался возможностью остаться во Вьетнаме, так как давно мечтал поближе познакомиться с этой страной.

Отныне, все тяготы и лишения, неизменно возникающие в дальних парусных вояжах, легли на плечи двух отставных военморов, капитана Жилайтиса и боцмана Бориса Борисовича Колосова.

История первой Российской кругосветки тесно связана с Санкт-Петербургом и вполне понятно желание Зигмаса посетить в походе этот город. Как один из вариантов, возникший уже в ходе плавания, рассматривалась возможность перехода на Балтику из Черного моря внутренним водным путем, хотя это и было связано со значительными финансовыми затратами. Поэтому, когда в июле 2001 года «Камчатка», пройдя Суэцким каналом, вышла в Средиземное море, Жилайтис принял решение идти в Черное. К этому времени уже остро встал вопрос о текущем ремонте и, не имея достаточных денежных средств, нужно было рассчитывать на иные возможные ресурсы. При выборе конкретного места большую роль сыграло то, что в Севастополе проживает давний товарищ, с которым мы в 1991 году совершили плавание через Тихий Океан, яхтенный капитан Олег Ветров. Он реально мог помочь Зигмасу с ремонтом, что немаловажно, так как уже было ясно, что на Колосова в этом деле надежды нет – Борисыч должен возвращаться домой и не сможет продолжить путешествие.

15 августа 2001 года «Камчатка» бросила якорь в 57 яхт-клубе Российского Черноморского Флота, оставив за кормой более 14 тысяч миль. Ее там уже ждали.

57 яхт-клуб в Севастополе

В адрес командующего флотом адмирала Камоедова заранее было отправлено письмо за подписью члена Совета Федерации Федерального Собрания РФ, председателя Камчатского областного Совета Народных депутатов Л.Н.Бойцова, с просьбой оказать содействие нашим яхтсменам. Что и было сделано.

Борис Борисыч, дождавшись денежного перевода, уехал домой, а Зигмас, подняв яхту на берег, определил перечень необходимых работ и приступил к ремонту. После Нового Года Жилайтис прилетел на Камчатку повидаться с семьей, которую не видел уже более полутора лет.

За время его пребывания на полуострове местное телевидение из съемок Зигмаса и других членов экипажа смонтировало и показало фильм о первом этапе кругосветки. Практически все газеты опубликовали интервью с ним.

Быстро летит время на берегу и как ни тяжело расставаться с родными, Зигмас стремится быстрей вернуться на яхту, чтобы подключиться к ремонту. В его отсутствие, руководство работами легло на Олега Ветрова.

А между тем, с экипажем для дальнейшего продолжения плавания, полная неопределенность, как впрочем, и с маршрутом. Еще теплится надежда на помощь неких спонсоров для похода внутренними водными путями. По крайней мере, мачта уже укорочена на 3 метра для возможности прохода под речными мостами.

К середине апреля окончательно стало ясно, что похода внутренним водным путем не будет, и посещение Санкт-Петербурга исключается из дальнейших планов. Зигмас принял решение из Севастополя держать путь прямиком на Панамский канал. С изменением маршрута отсеялись и потенциальные участники. Я, прикидывая пункты возможного возвращения домой, остановился на Канарах.

А между тем, вопрос о деньгах становился все более актуальным. Мои хождения по возможным жертвователям успеха не приносили. Но финансы и предстоящее плавание пока еще сосуществовали в моем сознании параллельно, независимо друг от друга. И в один из дней до меня дошло, что судьба, может быть, дает мне единственную возможность пересечь Атлантику. Ни о чем другом думать я уже не мог. На пересечение океана отпуска явно не хватало. Я пошел к начальству. Меня поняли, разрешили взять за свой счет. Ура!!! Откуда же возвращаться домой? Как оказалось, альтернативы «Аэрофлоту» для российских граждан нет. В смысле цены на авиабилеты. Так на горизонте замаячила Куба, в другие места в том районе отечественные лайнеры не летают.

Но деньги… Моих отпускных, дай Бог, на обратный билет бы хватило. А ведь надо еще рассчитываться за производимый ремонт. После укорачивания мачты пришлось перешивать весь парусный гардероб, и это, не считая других работ.

В одну из бессонных ночей меня посетила шальная мысль. Я растолкал жену:

— Слушай, наш губернатор – коммунист, член ЦК КПРФ, может, мы от него Фиделю Кастро привет передадим? Внесем изюминку в плавание.

— Совсем сдурел – ответила супруга и повернулась на другой бок.

Утром я уже был у одного из вице-губернаторов и изложил ему свою идею. Александр Николаевич Михайлов, отвечающий в администрации за связи с общественностью, ее не отверг, и в тот же день доложил губернатору, который тоже, в свою очередь, ничего не имел против. Я поспешил в редакцию одной из камчатских газет. Редактор пришел в восторг:

— Хорошо придумал, думаю, что под эту идею тысячи две долларов помогу найти.

Я сообщил о своих задумках Зигмасу. Он ответил, что согласен везти приветствие Фиделю, только в том случае, если будет продумана процедура его вручения через наше посольство на Кубе. Но это уже дело техники. В управлении внешне-экономических связей и туризма администрации области подготовили письмо на имя российского посла в Гаване с просьбой оказать содействие камчатским яхтсменам и в тот же день отправили по E-mail.

Газета «Камчатское время» еще раз рассказала о продолжающемся плавании яхты «Камчатка», опубликовала текст послания и номер счета, на который можно перечислять спонсорские средства. Новость перепечатали или озвучили все средства массовой информации полуострова. Забегая вперед, скажу, что спонсорские деньги, хотя и с большой задержкой, мы получили, только PR- акция с посланием здесь была не причем. Успех принесли другие действия. А если бы губернатор знал, что через полтора года после событий, его политические оппоненты попытаются обвинить его в том, что в то время, когда область задыхается без финансовых средств, губернатор снаряжает за счет бюджета парусный круиз на Кубу для передачи привета своему идеологическому соратнику, то он бы очень хорошо подумал, прежде чем согласиться поставить подпись под посланием, тем боле, что бюджетных средств не было, да и не могло быть в принципе.

Интерьер яхты типа «Цетус»

В суматохе время летит быстро. Вот и майские праздники позади. Зигмас наметил выход из Севастополя на 24 мая. Без спонсорских денег, но с твердым обещанием, что они все же будут, я смог присоединиться к нему только двадцать первого. Без труда, отыскав 57 яхт-клуб, еще издали увидел «Камчатку», мерно покачивающуюся у причала. Внутри царил кавардак, среди которого за бутылкой водки расположились Жилайтис, Олег Ветров и незнакомый мужчина. После сцены приветствий, обниманий (с Ветровым мы не виделись семь лет), знакомств — выяснилось, что мужики отмечали успешный спуск на воду. Из-за проблем с краном, это случилось только в канун моего приезда. Ясно, что первоначально назначенный срок выхода сорван. Остаток дня был посвящен знакомству с городом, в Севастополе я в первый раз, а на следующий, отмечали день рождения Зигмаса – 58 лет. В документах датой рождения значиться шестое июня, но как рассказывал Зигмас, родился он в лесах Литвы в военное лихолетье, и справку о рождении родители смогли оформить только после того, как сумели добраться до официальных властей. Отметили скромно. Подъехал сын Зигмаса от первого брака, Витас с невестой, они живут в Крыму. Был Олег Ветров и еще несколько человек, помогавших с ремонтом.

После некоторого расслабления закипела работа. Зигмас занимался яхтой, я — закупкой продовольствия и топлива. Выход наметили на второе июня, воскресенье.

С утра в пятницу, я отправился в порт для оформления документов. В таможне, дав необходимые бланки, попросили в воскресенье не уходить, так как у них выходной и присутствует только дежурная смена. Ответил, что у нас уже приглашены провожающие, в том числе и из других городов, а дежурная смена вполне устроит. На меня многозначительно посмотрели, но ничего не сказали.

Далее был санитарно-карантинный отдел. Здесь потребовали личные медицинские справки, а за Свидетельством об освобождении от дератизации отправили в портовую СЭС на другой конец города. Справок, естественно, у нас не было. Срок действия Зигмасовой давно истек, а я про таковую при сборах забыл вообще. Напрасно пытался я убедить санработника в том, что мы граждане другого государства и им, в принципе, не должно быть до нас никакого дела. Мои аргументы действа не возымели.

— Ну, представьте, что мы, к примеру, греки, и у вас зимовали, а сейчас домой собираемся. Будете вы у греков справки требовать?

— У греков не будем, но вы не греки, поэтому давайте справки. У нас с Россией соответствующее соглашение подписано.

Для начала поехал в СЭС. Начальница встретила приветливо. Выяснив, что взять передачку (оказывается у нее на Камчатке родственники), мы не сможем по причине того, что не знаем, когда яхта там окажется, интерес государевой персоны пропал.

— Свидетельство выдадим после того, как осмотрим яхту, не раньше понедельника. Стоить будет 500 гривен.

Ничего себе! С нас хотят слупить, как с обычного парохода. Выложить такую сумму мы не в состоянии. Да и сроки. Видя, что спорить бесполезно, я вышел на улицу. Благоухание природы и летняя безмятежность южного города мало сочетались с моим настроением. Но проблемы поставлены, и их надо решать.

Проходить медкомиссию официально, как гражданам другого государства, нам будет долго и дорого. Я поехал в санчасть спортивного клуба Черноморского флота России. Начальник был в командировке в Москве, всем заправляла медсестра. Ничем помочь она не смогла. Вспомнил, что в яхт-клубе, где стоит «Камчатка» тоже есть штатный врач.

Но оказалось, что после чемпионата ВМФ России по парусному спорту, который завершился накануне, врач, с сегодняшнего дня, отпущена в отгулы. Было, отчего приуныть. Помощь пришла неожиданно. Видя наши удрученные физиономии, тренеры яхт-клуба поинтересовались, в чем дело. Через некоторое время с одним из них, я уже мчался во врачебно-физкультурный диспансер города Севастополя, предварительно прихватив бутылку шампанского и коробку конфет. И вот вожделенные справки на руках. Время 15.30, я еще успеваю вернуться в санитарно-карантинный отдел. Там новый дежурный, но он в курсе того, что «Камчатка» оформляет отход. Справки его устраивают, а относительно дератизационного свидетельства он рекомендует обратиться к заведующему отделом, Егору Ивановичу Плису, говорит, что он классный мужик (при этом на себя просит не ссылаться). Егор Иванович будет завтра утром. Как оказалось, Плис на сам деле мужчина, что надо. Посетовав, что зря вчера его сотрудник направил меня сразу в СЭС, он выписал свидетельство за 50 гривен и пожелал счастливого плавания. Дежурный шлепнул печать на судовую роль.

Вечером перешвартовались для приема воды и встали бортом к причалу для удобства провожающих. Начальник яхт-клуба поинтересовался временем отхода, намекнув, что, возможно, будет оркестр.

С утра на яхту потянулись провожающие. Многочисленные севастопольские яхтсмены, с которыми Зигмас успел подружиться за месяцы ремонта, из Симферополя приехали Витас с невестой и мои друзья-однокашники. Стол накрыли в кокпите, но яхта не могла вместить всех желающих, и еще один импровизированный стол организовался на причале.

В 12 часов отдали швартовы и направились к морвокзалу для таможенного и пограничного оформления. Тихо, без фанфар. Оркестра не было. Мы не расстроились. Вместив сколько можно народа, нас сопровождал Ветровский «Фиолент».

Оформление не затянулось. Придравшись к паре справок, таможня констатировала, что яхта к отходу не готова. Назначив новую дату выхода на вторник 4 июня, вернулись в яхт-клуб. Наутро поехал в таможню и под руководством инспектора заполнил все необходимые бумаги. Предъявление властям назначили снова на 12 часов.

4 июня в 10 утра от дежурного по яхт-клубу звоню пограничникам и, как положено, подтверждаю время оформления. Просят заранее подвести судовые роли. В прошлый раз этого не было. Нахожу машину и еду на КПП. Приняв бумаги, дежурный говорит:

— Без десяти двенадцать подать машину для доставки наряда от КПП к морвокзалу.

Смотрю на Володю, который меня подвез. Он парусный мастер, перешивал Зигмасу паруса.

— У меня дела, я не могу.

— Решайте свои проблемы сами, – сказал дежурный и закрыл дверь.

Возвращаемся в яхт-клуб. Зигмас идет к начальнику просить машину. Машины нет.

— Заказывайте такси.

Конечно, чего проще. Да только вот после расчетов за ремонт, закупки снабжения, денег у нас осталось всего 200 баксов. По началу Зигмасу обещали, что Флот поможет топливом и кое каким продовольствием, но то-ли команды не дошли куда надо, то ли еще, что-то не срослось. В общем, пришлось все покупать на свои. Мои практически ежедневные звонки в Петропавловск, ситуацию со спонсорской помощью не прояснили. Этим вопросом осталась заниматься моя жена, но ей каждый раз говорят: «Пока ничего, звоните завтра». Она звонит, потому, как кровно заинтересована. Не имея денег на обратный билет, я могу надолго затеряться среди россыпи Карибских островов.

Бегаем с Ветровым по яхт-клубу, ищем машину. Находим «Запорожец», водитель которого, не отказывается нам помочь:

— Согласиться наряд в «Запорожце» ехать?

— А чего им выпендриваться? Отечественная машина, других здесь не выпускают.

Без пятнадцати двенадцать выбираем якорь и в очередной раз направляемся к морвокзалу. На причале нас провожает не более пяти человек. Ошвартовались в таможенной зоне. Трое инспекторов покуривают поодаль, но к яхте не подходят – ждут пограничников. Минут через десять появляется «Запорожец» с нарядом. Власти поднимаются на борт. Сегодня они настроены гораздо доброжелательней. Пограничники быстро пропечатали паспорта, дело за таможней. Несмотря на приветливость, досмотр очень тщательный. Потом Зигмас скажет, что первый раз столкнулся с таким. Но и эта процедура позади. Мы отваливаем. Курс на Стамбул, там по плану первая стоянка. Всего то триста с небольшим миль. Кто бы мог подумать, что на сушу в следующий раз ступим только через тридцать суток?!

Продолжение следует…

published on mirputeshestvij.ru according to the materials cameralabs.org