ЖЖ-пользователь Дмитрйи Чистопрудов пишет в своем блоге: На второй день нашего северного путешествия мы отправились в Кировск, который находится у подножия Хибин — крупнейшего горного массива на Кольском полуострове. Кировск является популярным центром российского горнолыжного спорта, хотя по состоянию некоторых подъемников так не кажется. Вместо прогулок по городу я решил подняться на Айкуайвенчорр — гору, высотой 1075 метров. На вершине я гулял в плотных облаках среди развалин бывшей канатно-кресельной дороги, пил чай сноубордистов и внезапно попал в другое измерение.

(39 фото)

1. По дороге к Хибинам мы любовались заснеженными пейзажами.

2. Проехав Кировск насквозь, мы остановились у горнолыжной трассы «городской склон». Оказалось, что кресельный подъемник, на который я очень рассчитывал, не работает до марта. Пришлось за 200 рублей договариваться с МЧСником, чтобы тот забросил меня на снегоходе прямо к вершине. Идти пешком 1,5-2 часа совсем не хотелось, стемнело бы, пока поднялся.

3. Подъезжая ближе к вершине, стало понятно, что красивых пейзажей не будет из-за сильной облачности.

4. На верху было традиционно холодно и ветрено. Давно я не видел сугробов высотой со здание.

5. По идее с вершины должно быть много чего видно…

6. Раньше на Айкуайвенчорре работало две кресельных дороги, но одну уже разобрали.

7.

8.

9.

10. В какой-то момент облако сдуло и я увидел Кировск.

11. Кировск — городок небольшой и уютно-совковый, с населением около 30000.

12. Апатит-нефелиновая обогатительная фабрика № 3, которая является структурным подразделением ОАО «Апатит».

13. Облака улетели, и я даже начал мечтать о красивом закатном свете…

14. Но через 16 минут этот же ракурс выглядел уже по-другому.

15. Склон горнолыжного комплекса «Большой Вудъявр». Справа видно, как наползает коварное облако…

16. Пока меня не накрыло облаком, я постарался сделать хоть несколько фотографий Кировска и Хибин.

17.

18. Кстати, в этом маленьком городке 17 лет жил и учился писатель Венедикт Ерофеев, автор известной поэмы «Москва-Петушки».

19.

20.

21. Накрыло.

22.

23. Надежды на красивый закат утонули в облаках, и я отправился вниз.

24. Создавалось впечатление, что я под водой и медленно погружаюсь вниз. Из-за сильной влажности и ветра фотоаппарат опять покрылся льдом, но я не унывал.

25.

26. Постепенно видимость улучшалась.

27. В этом месте я попал в другое измерение. Либо эти ремонтники были в другом измерении…
Я остановился в десяти метрах от них и, фотографируя, слушал их разговор:
— Николай, давай придержи диск, я буду аккуратно отвинчивать крепление.
— Хорошо.
— Так, молодец, открутил… Держи.
В этот момент диск с глухим звуком падает в снег.
— Эх, как жаль.
— Извини, пожалуйста.
— Ничего, давай тогда ослабим второй диск, а потом я спущусь за первым.

Но удивило меня не то, как мило и безматно они работали, а другое. Когда упал диск, я выслушал их разговор и решил подать им диск. Крикнул: «Эй, мужики!». Потом крикнул еще раз, погромче. Ноль реакции. Подошел к опоре вплотную и позвал их снова. Но они меня не слышали… Сидели себе, чинили канатку, беседовали, но меня не замечали! Шайтан, как буд-то я смотрел кино…

28.

29. Магазин? Нет — х*йвам.

30.

31.

32.

33. Лето в Кировске короткое и прохладное. В предгорьях период со средней суточной температурой выше 10 °C длится около 70 дней.

34.

35. Вдалеке виднеются Аппатиты.

36. В Кировске живут суровые мужики. Когда искал интересную информацию про город, постоянно натыкался на подобное:

«Мэра Кировска убил владелец продуктового магазина».

37. Первая апатито-нефелиновая обогатительная фабрика.

38.

39. Заброшенный вокзал.

published on mirputeshestvij.ru according to the materials daypic.ru